Почему чиновники так и не переехали в Новую Москву?

Поделиться
Photo
Дмитрий Орешкин
независимый политолог

Когда существует вертикаль власти, она подразумевает втягивание, в том числе и в территориальном смысле. Здесь политическое пространство преломляется в географическое — притягивание всех уровней управления к единому центру. Максимума это достигало в сталинскую эпоху: Москва была централизованным единым узлом, в который со всей страны съезжались люди и откуда руководил товарищ Сталин вместе со своими приближенными (даже в территориальном смысле слова). Это было странно, потому что провозглашалось равенство, в том числе, территориальное.

Ситуация продолжается: коль скоро у нас вертикаль, чиновники стремятся поближе к центру. Это удобнее им лично — ведь жить в центре престижно. Все попытки разогнать их по территории, не имеют большого успеха. Вспомните историю с переездом Конституционного суда в Петербург. Это делалось долго и трудно, в итоге насильно перегнали. И все равно, его сотрудники стараются по большей части быть в Москве. И какой же чиновник захочет иметь офис в Новой Москве и ездить туда, на работу, по пробкам? Даже с мигалкой это занимает слишком много времени.

Гораздо удобнее и функциональней в этой центростремительной системе быть поближе к центру. Здесь мы видим внутренний конфликт: структура ориентирована на централизацию и внешних заявлений о децентрализации. Идея отселить чиновников подразумевала: где власть, там и развитие. Из Новой Москвы хотели сделать новый центр, а сама топология власти это не предусматривает. Поэтому все равно вся тянутся поближе к Кремлю, министерства пытаются удержаться в пределах Бульварного кольца. По крайней мере, влиятельные министерства. Ведомства, что послабее, например, какое-нибудь, природоохранное, выпихивают за пределы Бульварного кольца. А если это министерство обороны, минфин, ФСБ, — эти в пределах шаговой доступности от Кремля, — на Лубянке и Знаменке.

6
0