Почему нельзя сносить московский конструктивизм и что в нем ценного?

«Мы за конструктивизм, хотя я лично считаю, что эти дома надо оставить как памятники того, что нельзя строить. Оставить обязательно два-три комплекса» - заявил сегодня заместитель Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин
Поделиться
Photo
Николай Васильев
историк архитектуры, искусствовед, генеральный секретарь DOCOMOMO Россия

Московский конструктивизм – это первый системный подход к созданию городской ткани с внятным понимание внутренного пространства дворов и, прежде всего, организацией комфортной среды для массового проживания людей. Это архитектура в чистом виде, направленная не на украшение, не на самовыражение архитектора, а на решение жилищной проблемы простых людей. Этот пласт появился почти одновременно в Германии и советской России в 1920-х годах и, что немаловажно, в 1920-х годах эти дома строились жилищными кооперативами, то есть главным заказчиком были сами будущие жильцы. Это не массовое строительство 1970-х, когда панельные дома строились по указанию сверху, и люди, получающие в них квартиры, довольствовались тем, что есть. Удивительно, но по прошествии 80-85 лет конструктивистские кварталы по-прежнему сохраняют комфортную среду. Если их привести в надлежащий вид, то среда эта будет на порядок приятнее, чем у многих сегодняшних новостроек. Дома в 4-5 этажей не подавляют человека своими масштабами, но при этом уже являются массовым жильем.

Другим важнейшим моментом в истории с московским конструктивизмом является то, что именно в советской России это направление архитектуры было одним из наиболее развитых в мире. В наши дни многие иностранные архитекторы и студенты от Японии до Южной Америки приезжают в Москву и, прежде всего, изучают советский авангард и конструктивизм, от штучных вещей, типа дома Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке, до рабочих поселков на Шаболовке и шоссе Энтузиастов, поскольку этот опыт бесценен и уже тогда заложил основы всей современной урбанистики и создания комфортной городской среды. Иностранных специалистов привлекает прежде всего то уникальное, что есть в нашем городе и чего нет в большинстве других городов мира, и очень жаль, что осознание этой уникальности в нашем обществе может наступить слишком поздно.

19
0
Photo
Денис Ромодин
москвовед, историк, бывший житель Рублёво-Успенского шоссе

Конструктивизм в Москве – это то уникальное направление архитектуры, которое зародилось в эпоху авангарда и дало те постройки на которые ездят смотреть зарубежные архитекторы. Ведь это было передовое направление, когда советское правительство дало свободу выражению и хоть и небольшое, но достаточное финансирование для объектов культуры, жилья и инфраструктуры. Кроме административных, технических зданий и объектов культуры в Москве сохранились и жилые кварталы 1920-х –начала 1930-х годов. Эти кварталы этого времени отличаются очень человечной средой с прекрасной инсоляцией и продуманной системой. Если фасады этих зданий и их начинка довольно проста и требует в наше время реставрации с реконструкцией инженерных систем, то именно пространство таких кварталов – идеальная и удобная среда для человека. В те годы решались задачи с нехваткой жилья и в кварталах при максимальном размещении жилых корпусов удавалось найти ту «золотую середину» при которой все квартиры были хорошо освещены, а внутридворовые пространства не казались «колодцами». Эти идеи стали сейчас популярны и востребованы в европейском градостроительстве. Именно поэтому сейчас ценно сохранить кварталы подобного типа и более тщательнее изучить их.

18
0
Photo
Илья Варламов
блогер, сооснователь «Городских проектов»

Конструктивизм – это единственный стиль, который родился в России, если не считать русской избы. Это наша главная гордость в области архитектуры. Всё остальное строилось под влиянием других стран. Советский конструктивизм, как и советский авангард, очень котируется за границей. Выставки, посвященные этим направлениям в архитектуре, пользуются бешеным успехом, и мне жалко, что там это понимают, а мы не можем порой даже близко оценить. Конструктивизм – одно из главных культурных явлений прошлого столетия, его нужно беречь, как память о Победе, поэтому снос любого памятника конструктивизма я воспринимаю также как осквернение памяти о Победе.

12
0
Photo
Артем Светлов
ГИС-аналитик

Конструктивистские жилые дома - это не набившие оскомину сталинки с башенками и завитушками. Это - строгость форм без лишних балясин и кругляшков.

Конструктивистские жилые дома - это не кирпичные пятиэтажки 1960-х. У них есть свои характерные украшения - украшения объёмами.

Конструктивистские жилые дома - это не потуги 2000-х. У них (в большинстве) имеются целостные дворы, которые образованы домами одинаковой высоты и ширины.

Если из жилых домов повыкидывать все перекрытия, рамы, стропила, крышу, и построить их заново, НО НЕ ТРОГАТЬ НАРУЖНЫЕ СТЕНЫ, то вероятно их можно заселить. Сейчас так реновируют дома на Преображенке, 1 корпус сдали, но не заселили, второй делают.

И спасибо, что повесили в шапку мою фотографию, я рад что она пригодилась!

9
0
Photo
Павел Гнилорыбов
историк-москвовед, писатель

Осознание стилей происходит постепенно. Даже восхищающий всех сейчас модерн некогда активно высмеивался за вычурность, мол, купцы с жиру бесятся. Случай с конструктивизмом – это проблема временного разрыва. Возможно, через лет 10 все будет нормально, и осознание его ценности придет. В конструктивизме мы впереди планеты всей, готика и модерн есть везде, а ранней функциональной архитектуры мало. Насчет заявления о том, что нужно оставить 2-3 здания, нужно видеть как тот же баухаус реставрируют в Германи, даже небольшие жилые ячейки типа F хорошо масштабируются и переделываются в студии. Конструктивизм – это не просто коробки, это новый стиль жизни, взять хотя бы солярии на крыше клуба Зуева или систему разворота в Бахметьевском гараже – все это в свое время было невероятно новаторским. В сложный период нашей истории, когда желудок не был набит, а строить приходилось из палок и камышевита, люди проектировали вертикальные небоскребы.

Сейчас мы наблюдаем старую проблему крепких хозяйственников во власти, которые видят только коробки и не понимают сути и ценности. Все уходит в корнями в те «хрущевские» времена, когда журнал «Архитектура и строительство» переименовали в «Строительство и архитектуру», поставив во главе угла строителей. Марат Хуснуллин все же строитель, он может давать свое личное мнение по поводу стилей, но оно не должно восприниматься как руководство к действию. Судить о ценности той или иной архитектуры должен Департамент культурного наследия. Каждый должен заниматься своим делом.

8
0